?

Log in

No account? Create an account
Люди с мёртвых холмов
aleks_dark_22


Изучив развалины туристической базы, я спешу за своим рюкзаком, который ждёт меня на обочине. Пью воду, перед тем как накинуть походный инвентарь и догоняю ребят сорвавшихся с места.



Возле стены с изображением Сталина видел красивую снежную гору, спускаюсь вниз, обходя ветхие постройки, чтобы поскорее продолжить свой путь. Сильное чувство печали вызывает у меня опустевший фонтан, потускневшая краска на внутренней кромке стены, а ведь следом за ним красуются горы и это выстраивает разные чувства во мне. При всём происходящем осознаю, что народ потерял нечто прекрасное. Видимо никогда уже не цвести этому роскошному саду.



Жёлтая листва скрипит под ногами, мучают мысли о прошлом, весна сюда не вернётся уже никогда.



Просвет  становится ещё больше, когда мы обходим вокруг тлеющей рощи, закрывающей возвышенности пансионата. Дорога увиливает к реке, чтобы потом никуда не сворачивать, водоём расстилается во всю ширину по ладоням долины. Тут станция по крупнее той, что мы видели раньше. Мощные агрегаты качают реку, осушая её берега, и выворачивая наизнанку каменистое русло.


В округе используется новейшая техника, вот  дремлет оранжевый экскаватор – пришелец на осетинской земле. Он такой же здесь гость как и я, идущий по пыльной дороге, загруженный своими вещами и мыслями. Ковш упирается в землю, молчит мощный зверь. Мы обходим его стороной, нам туда, где на фоне облаков красуется заснеженный пятитысячник Сау-Хох.



Гизельдонская гидроэлектростанция  старая действующая станция Северного Кавказа, с момента её пуска прошло более семидесяти лет и до сих пор значительная часть оборудования всё это время находится в эксплуатации. В настоящем она является наиболее мощной российской ГЭС и применяет самый большой напор среди других ей подобных, построенных по такому же принципу.



Использую минутку, чтобы загрузить ум читателя научной информацией. Головной узел ГЭС создаёт водохранилище, обеспечивает забор воды в деривацию и собирает излишний поток в нижний бьеф. Он главным образом состоит из плотины, образующей водохранилище и водозаборного устройства с водосбросом. Деривация это отведение потока воды к зданию ГЭС и создание напора в гидроагрегатах. Бьеф – часть реки или канала примыкающая к гидротехническому сооружению.
Плотина расположена в районе древнего завала Кахты-Сар, её разместили там для того чтобы повысить устойчивость конструкции и снизить фильтрацию. Она отсыпана из каменной наброски с экраном и понуром из глины, откосы закреплены известковым грунтом со щебнем. Длина всей конструкции около двухсот метров, с высотой в двадцать один. Понур – водонепроницаемое покрытие, создаваемое в верхней части реки, предназначенное для удлинения пути фильтрации грунтовых вод и предохранения от размыва поверхностным потоком определённого участка реки с ложей.


Смотрю на горную вершину по левую сторону от нас, идущих вперёд. Она зовётся Араухох, что в переводе с осетинского  звучит как “Звонкая гора”.  Судя по всему это эхо, доносящееся в окрестностях вершины, дало ей такое название. Араухох является самой низкой в скалистом хребте, высотой две тысячи шестьсот восемьдесят метров над уровнем моря. У неё на самом верху несколько острых зубов, на одном из которых расположен каменный шалаш, заглянув внутрь можно увидеть записки о посещении горы. Но нам туда не добраться и мы сходим с дороги, чтобы поесть.



Долгожданная еда посещает моё измождённое тело, радуюсь каждому трофею, добытому в припасах инструктора. Елена режет колбасу и сыр, ломает шоколадные плитки и, шурша фольгой, укладывает на траву, чтобы досталось каждому участнику путешествия. Вот он Казбек! Мой взгляд устремляется в ту сторону, куда указывает рука девушки. Это странное слово в моём понимании  связано с лермонтовским Кавказом, сигаретами, украшенными чёрным всадником и чем-то немыслимым. И теперь на ладонь можно положить этого могучего великана, как волнительно событие происходящее здесь со мной.


Кони, склонившись над землёй, отъедают подножье горы Тбау-хох. Это вершина мощного горного массива берущего своё начало в Мидаграбинском ущелье и простирающегося через Уациллахох в Куртатинское. В огромном каскаде прячутся старинные поселения, Фазикау и Ламардон, через которые мы проскальзываем по нашему маршруту. Пустеющее село Ламардон, открывает нам первые склепы, издали можно увидеть фамильные башни.
Ещё долго дорога нас тянет вперёд, солнечный день создаёт настроение, на меня смотрят лошади и коровы у подножия гор.



Скоро мы придём в наш лагерь на три ночёвки, но сперва стоит посетить  удивительный холм, усеянный многочисленными строениями. Уже сидим на траве перед ним. Много слышал об этом волнующем месте, почти добрались.



Сау-хох. Чёрная гора. По другому источнику называется “Одинокая вершина”.



Наша команда:
 Александр- главный инструктор,
Сергей - авиаинженер,
 Елена- младший инструктор,
 Дмитрий – инструктор занятый своим созиданием,
 Людмила и
Нина – опытные путешественники,
 Анастасия – в быту работает ветеринаром.
Катя и
Ольга фотографируют горы.
Я всё время где-нибудь посередине.




Ещё немного красивых пейзажей на свой фотоаппарат. Бывает очень редко достаётся увидеть столь завораживающую картину. Здесь то всё по-другому, ты теперь не человек, а сознание, улетающее в горы.



Город стоит на холме, люди в каменных башнях. Отрезанные временным интервалом, они пожимают нам руки и улыбаются, демонстрируя свои жёлтые зубы и пустые глазницы.



Красочная палитра у неё на пленере, скипидар и сиреневый штрих на щеке. Незнакомая девушка так понятная моей заблудившейся душе.



Прохожу через мост и навещаю её, стоящую с мольбертом. Она отвечает приветствием, пряча улыбку рукой. На холсте “Город Мёртвых”. Я прошу разрешения сфотографировать пейзаж, и она соглашается. Может, когда-нибудь я узнаю по этой картине о ней. Или она прочитает и вспомнит меня.



Некрополь. В каменных башнях сложены останки людей, закончивших свои жизни много лет назад. Здесь по многочисленным рассказам, доводившимся слышать мне, покоятся родственники местных жителей. Кого-то ломала чума, беспощадно выкашивающая позабытые века, кто-то просто приходил умирать, оставаясь один на один с тишиной или ветхостью.
Археологи занимались исследованиями в конце прошлого века и сделали удивительные открытия. Следов опасной болезни не обнаружено, можно смело протягивать руку покойнику. Если совесть позволит.



Подхожу к небольшому окну и внутри вижу кости разбросанные на деревянном полу. Один череп пристально глядит на меня. Кажется там за чертой иная реальность, веет печалью и тленом.



Склепов много, между ними бетонная лестница, ведущая вверх. Можно обходить строения, поочерёдно заглядывая внутрь, и ужасаться увиденным.



Деревянная лодка с фрагментом бедренной кости, пара перевёрнутых черепов и лохмотья старинной одежды.



Постепенно страх пропадает и появляется простой интерес. Мы все носим это в себе. То, что я вижу, символика смерти, пиратское знамя, но мало кто об этом пытается помнить. Чему мы с таким ужасом удивляемся, это держит всё наше мирское существование.



Отработанный материал, ржавая мешковина, то что испытывал здесь человек умирая, давно потерялось во мраке истории. Его имя, возраст, характер и весь внутренний мир ушли далеко отсюда, формировать новую жизнь. Чего здесь бояться? Есть ли призраки в этих краях?



Людмила - сначала наверх, к возвышающейся башне, чтобы потом было легче всё обойти!



Башня Аликовых возвышается над городом мёртвых высотой в несколько этажей. Внутрь мы не собираемся лезть, не хотим разрушать своим появлением здешний быт и покой.



Крыша-пирамидка похожа на странный головной убор, цветёт ягода, стреляя в нас красными глазками, переплетение веков с грустью ложится на сердце.



От ветра прохладно, чем выше я поднимаюсь, тем становится холодней.



Ребята разбредаются по бесшумным кварталам и улицам.



Здесь Людмила очень напугана. Я подхожу к окну и вижу это. Привет!



Вдоволь насмотревшись на кладбище, спускаюсь вниз. Вся наша группа уже на площадке под каменным сводом.



Большой белый пёс алабай  по кличке Барс прислонился к ноге Александра, инструктор гладит его. Ребята разглядывают магнитики и посуду.
 Здесь пропускной пункт смотрителей “города Мёртвых”. Несколько приветливых женщин возле киоска на столике разместили народные сувениры, налили нам чай и познакомили с Барсом. Пёс не мог устоять перед Леной, он катался по каменному настилу, собирая пыль и вытворяя разный флирт.



Теперь можно отправиться в лагерь, и предаться вечернему костру.