?

Log in

No account? Create an account
Закрученная дорога
aleks_dark_22
Яркими красками написаны имена участников дрифта. Стены пропитаны эмоциями и всплеском адреналина оставлены чёткие следы нарисованных букв. Кто-то пролетел поворот, не вписавшись на большой скорости в русло извилистой трассы, его сердце впечатано в профиль скалы. Наша команда не носит баллончики с краской, но в умах бесконечной прямой проступает желание странствовать.


Ольга опередила всех! Как только начало светать, девушка отправилась к маленькой горной реке, чтобы умыться и побыть с природой наедине. Дух Ибрагима частично ушёл из воспоминаний, а местные напитки сохранили внутри приятные впечатления. Река Гизельдон, отделившись от ледников северного склона Мизаграбина, в ущелье полощет ей руки и топит усталость вчерашней ходьбы.


Мокрые вещи – спальники, одежда и дождевики, болтаются в пристройке на массивной перекладине, ветер лениво возбуждает их, готовя к новому продвижению в горы. Я гуляю в окрестностях лагеря. Из за поворота выглядывает неизведанная  тропа. Там резьбой между скальных вершин расстилается  Куртатинское ущелье.
Невозможно уйти на пустой желудок, приняв пищу мы собираемся покинуть наш добрый приют.
Остаётся немного времени до запланированного выхода, группа ребят уходит обследовать маленькую ГЭС. Я собираю рюкзак. Пока нахожусь в лагере, хочу разобрать инвентарь, чтобы устранить жуткую боль в плече, которую причиняет мне лямка, прошу помощь инструктора. После короткой раскладки и аккуратной расфасовки вещей, рюкзак правильно собран. Чувство глубокой благодарности переполняет моё сердце.
Мне любопытно, что изображено на руках  Дмитрия, красивые картины привлекают меня. Выбрав момент, спрашиваю его об этом. На левом предплечье портрет знаменитого мореплавателя – Жак-Ив Кусто с трубкой в зубах. Иллюстрация увековечивает память французского исследователя мирового океана.
Теперь осматриваю то место где стояла палатка, чтобы случайно ничего не забыть и со всеми ребятами ухожу на проезжую часть.


Аланские горы изо всех сил стараются удивить нас своими просторами, заманив в живописный ландшафт. Сначала дорога прямая, в ширину составляет две автомобильных полоски. Постепенно изгибается тело змеи и как будто живёт под ногами. Если идти по ней пешком, то с замиранием сердца, наслаждаешься всей красотой.
Из истории можно узнать, что в древнейшие времена по нему проходил караван с Закавказья. Образовалось оно из-за прорыва ряда хребтов, и влияния горной реки.


Осознаю себя крошечным человечком, хочется просто взлететь или вырасти до размеров скалы. Ольга с Катей фотографируют  друг друга на фоне величественной природы, я тоже делаю снимки на новую камеру.
Некоторые массивы издали напоминают оборонительные высоты, поросшие зеленью. Прямо над головой произрастают бархатные сады.



С одной стороны две большие плиты, тщательно отполированные незнакомым мне инструментом, чем-то напоминают лёгкие человека. Может быть здесь дышит ущелье? Каменные балконы выступают в некоторых местах над дорогой, сверху их устилает мягкий ковёр.
По всему периметру тянутся высоковольтные провода, не вооружённым глазом видно как мучаются покрытые ржавчиной основы железных опор под тяжёлой нагрузкой. А мы им на зависть в любой момент готовы сбросить свои рюкзаки.
Под бетонным мостом протекает всё та же река Гизельдон, она ведёт нас до самой возвышенности туда где серпантин неожиданно меняет своё направление.



Груды камней свалены в огромную кучу, такие ложбины возникают вследствие схода лавины.



Наша команда тоже подобна змее, она растягивается, а потом собирается вся в одном месте. Мы сидим на рюкзаках и смотрим, как стремительно мчится река. Короткий привал и теперь уже вверх по дороге.
Я так сильно переполнен радостными эмоциями, что всё увиденное мне кажется сном. Понимаю, сейчас это мимолётная реальность, на которую нам потом придётся смотреть с фотографий. Важно то, что человек впитал по дороге в себя, вместе с лучами солнца и улыбками друзей.



Чем дальше мы поднимаемся, тем отчётливей видно змею, её хвост далеко позади в виде сжатой пружины.



Широкая платформа булыжника выступает над обрывом, с неё открывается головокружительный вид. Подбираюсь к самому краю и чувствую, как нервы щекочет страх высоты. Внизу подо мной тело Куртатинской гадюки, она ползет вдоль скалистого леса.



Взбираемся потихоньку с Ниной, по пути обгоняют автомобили, они приветствуют нас. На повороте коровы жуют траву, подкравшись к ним сзади, молодой осетин сигналит, высунув голову из окна. Он пытается загнать  наверх свою живность. Одна из коров возмущена, поэтому ей особое приглашение. Вот уже весь табор в сборе и под звуки гудка, нехотя, убегает вперёд.



На привале моё внимание снова приковано татуировками, теперь это бомба с ламповым усилителем. Дмитрий поклонник вещей уходящей эпохи, он любит всё настоящее, фотографии, сделанные на плёнку, музыку живую и честную, электрические детали вместо современных процессоров.



Горы вдыхают нас внутрь, история развивается дальше, мы продвигаемся к ней по грунтовой артерии.



Чёрные следы на стене напоминают остатки смолы, думаю, что это сделали проливные дожди. Видимо поток липкой массы, накопил множество неизвестных бактерий.  Тем не менее, выглядит это красиво.


Вновь рюкзаки устилают обочину, Александр вручает нам Лену, и мы идём вместе с ней смотреть останки туристической базы.



Переступая через многочисленные кустарники и грязные лужи, оказываемся среди опустевших строений, некогда блиставшей жемчужины Гизельдона. Взбираемся по холмам до портрета основоположника осетинского языка.



Народа нашего сердца
Кусочек моего сада
Хлопоты моего народа
Притоптана моя осенняя тропинка

Поэт и живописец, Коста Леванович Хетагуров сделан на стене полуразрушенного здания турбазы. Он жил и работал над своими трудами в позапрошлом веке, сотрудничал со многими газетами, публиковал стихи для детей на родном языке и внёс значительный вклад в развитие осетинского эпоса. Тяжело заболев в самом конце, принялся строить дом, который так и не смог закончить, не успел завести и семью. Печальное здание с долей иронии напоминает о не сбывшихся мечтах и желаниях творческого человека.



Туристическая база Кахтисар была построена на вершине перевала между Кобанским ущельем и Даргавской котловиной в советское время. Ей много пришлось пережить, и развал могучей страны и военный конфликт с Ингушетией. Забвением культурного центра стало сошествие ледника Колка, спустя семь лет после этого печального события, сюда прекратились потоки туристов. Часто причиной зовут ухудшение доступности транспорта, после катастрофы. Вероятней всего она оказалась на маршруте дороги, которую строили через перевал, причин может быть несколько.



Печально смотреть на обломки процветавшего некогда природного памятника, бывшего уникальным заповедным местом Северной Осетии. На протяжении множества лет он притягивал к себе настоящих ценителей гор со всех уголков страны. Курорт повидало немало туристов и инструкторов, путешествовавших по таинственным живописным краям. Люди с разными творческими способностями, спортсмены, музыканты и художники отдыхали, любуясь величием горных хребтов. Сюда приходило вдохновение к великим деятелям того времени. Сейчас это пиршество диггеров, которые ищут себя на осколках заброшенной жизни.



Ещё одно граффити  на противоположной скале от турбазы. Не трудно догадаться, что здесь попытались изобразить Иосифа Сталина, по некоторым версиям, предки вождя были жителями Осетии.



Передо мной открывается потрясающий вид, возвышаются снежные горы.