Путь, отмеченный красными стрелками
aleks_dark_22

Жизнь под землёй забирает время, прячет его под камни и вытягивает вместе с воздухом на поверхность. Если не смотреть на часы, то можно лицом к лицу столкнуться с бесконечностью. Здесь свечи и фонари освещают путь, над головой угрожающе висит потолок и постоянно нужно благодарить  пещеру, чтобы она разрешила тебе выйти из этого многовекового лабиринта, не отняв ничего.



Зима в этом году особенно злая, она не даёт отдохнуть и расслабиться. Слушаю рэп-мотивы,  тоскую о приключениях, разрываются воем ветра, и циклоны, сменяя друг друга, покрывают территорию снегом.  Кто-то из Грота и бледный речитатив, заполняют меня каждый день, не давая уснуть. Я штрихую белое поле грифелем карандаша и безуспешно надеюсь на чудо.
На самом краю свирепо настроенного сезона, появляется компания, направляющаяся в подземное царство. Сейчас размышления неуместны. Это мой шанс погрузиться в другую реальность, и я принимаю вызов стихии.



Группа наша состоит из четырёх человек, двоих, судя по всему опытных ребят, меня, первый раз собравшегося проникнуть в подземелье и одной девушки. Мои представления как обычно оказываются далеки от реальности и всё, что я там вижу, переворачивает  сознание, вдалбливая в голову новые незабываемые эмоции.



За стенами сложных подземных переходов прячется история Бяковской каменоломни. Создавалась она каторжниками сосланными сюда за кусок хлеба продлевать свою жизнь. Преступники, утилизированные в пользу государства, пропадали в плену беспощадной  работы, размахивая киркой и звеня цепями, они искупали свой грех. Сухими затёртыми руками прорубали тоннели, умирали от чахотки и тифа, оставляли имена на стенах, и растворялись в вечности.
Около ста лет велись работы осуждённых, до тех пор, пока известняк признали не пригодным. Тогда добыча перекинулась на другой берег реки Осётр, протекающей рядом. Здесь она, разбавленная наёмным трудом, протянулась к началу двадцатого века, после чего прекратилась совсем. В конце второй мировой, образовавшуюся пещеру завалили камнями и позабыли. Повторное вскрытие произвёл некий турист по прозвищу “Крот” в семьдесят втором году, тем самым открыв неизведанный мир спелеологам и туристам. Каменоломня получила название деревень, расположенных рядом.



Немного  о нашей компании. Роман основной руководитель, ведущий нас за собой, посещает систему уже несколько раз,  хорошо разбирается во всех ориентирах и бесстрашно прокладывает путь. Он всех нас собрал и привёз в эту местность. Обычную жизнь  проводит в автосервисе, любит путешествовать по заброшенным станциям и собирать артефакты. Другой участник Иван, в нашем походе играет не меньшую роль, в мире он тесно связан с компьютерными технологиями, созданием сайтов и системными программами. Он так же способен вывести из тоннелей, хорошо подготовлен и владеет нужными знаниями. Татьяна, особенно увлечённая девушка, склонная к общению и различным видам деятельности. Она и раньше была в этой каменоломне, поэтому ей знакомы многие здешние места. Иногда мне приходится следовать за ней, ползти на животе, собирая глину, но об этом чуть позже.
Дорога в тульскую область занимает достаточно времени, чтобы сидя на заднем сиденье автомобиля хорошенько поспать, а проснувшись побеседовать с новыми людьми. Можно просто послушать чужие рассказы о приключениях или обо всём необычном. Роман с Иваном долго спорят впереди, а мы с Таней разговариваем на разные темы, совершенно не похожие, каждый со своим жизненным опытом и сюжетом.
Делаем две остановки на заправке и в городе, чтобы купить продуктов, незаметно оказываемся в сельской местности недалеко от кургана. Поставив машину возле одноэтажного дома и переодевшись в рабочую форму, спускаемся вниз по узкой тропе. Справа редкий лес,  высоковольтные столбы, вырытые холмы, покрытые снежными шапками и бетонные плиты. Картина вокруг удручающая.
Роман накануне предупредил, о том, что следует взять с собой сменную одежду, походный инвентарь и налобный фонарик с энным количеством батареек. Я послушал его и захватил всё, что было нужно.
Добираемся до места назначения, перед входом стоит микроавтобус “Газель” синего цвета с московскими номерами. Грязь облепила его основательно, колёса передние спущены, в салоне пусто. Поначалу мне показалось, что за рулём сидит человек, но обойдя транспортное средство с другой стороны, понимаю, что там никого нет. Ребята также осматривают брошенный автомобиль, после чего мы все вместе поднимаемся вверх на возвышенность.
То самое вентиляционное окно, которое сделал ранее  упомянутый “Крот” более сорока лет назад. Горка, устремляющаяся вниз и узкий проход между камней. Наблюдая всё это, не веришь своим глазам, исчезает надежда увидеть нечто похожее на нормальные двери или хотя бы тоннель.
Роман пробирается внутрь, а за ним Татьяна, сидя на коврике, скатывается пропуская вперёд сумку с вещами. Иван поторапливает меня, в тот момент, когда я погружён в фотосъёмку. На улице холодно.
Добро пожаловать в неизведанную доселе реальность, прикосновение к земле и сгибая колени, пробираюсь по тёмному коридору. Рюкзак становится невыносимой обузой, в правый бок что-то с силой впивается, говорю спасибо и двигаюсь дальше. В темноте луч фонарика отрывает каменные куски, ещё не совсем понимаю, где оказался и что меня ждёт.



Преодолев несколько метров, друг за другом выстраиваемся возле каменного стола с номером на табличке “168”. Не представляю, чтобы это могло значить, вокруг меня  много разных предметов и надписей. Перед нами раскрытый журнал, в котором Роман делает запись, это свидетельство о прибытии в здешний край, необходимо при входе поставить своё имя и подпись. Рядом и шариковые ручки в гранёном стакане и небольшая икона для тех, кто молится в особых случаях. Глаза разбегаются, не знаешь, на что посмотреть, напоминает древнее общежитие с  комендантом  и армией абитуриентов, которые временно разошлись.
Роман велит мне идти первым, а сам позади меня указывает нужное направление. Он так много всего сообщает, что я не успеваю запоминать. Замечаем пару чайников, стоящих на камнях - указатели поворота, нужно загадать желание и поцеловать кухонную посуду. Затем перед нами возникает могила адмирала, я узнаю, что надгробия здесь имеют чисто символический характер. По большей части никто и не умирал, лишь обозначил так прекращение своих пещерных странствий.
В расширенном  зале Иван, усевшись на пол, начал светить перед собой фонарём, я замечаю камень, подвязанный на верёвке. Свет гаснет и в темноте загорается зелёный смайлик. Это “Глюк”, объясняет Татьяна. На его поверхности имеется фосфорный раствор, который обладает свойством сохранять в себе свет. Напугать  меня он не смог, разве что повеселил немного.
То и дело нам попадается “Кузнецкий мост”, огромная глыба, закреплённая над головой, аркой перекрывающая проходы. Я так и не понял, каким образом крепится эта конструкция, может быть, просто висит.
На  перекрёстке человеческая фигура в противогазе, одетая в красную куртку. Её руки расставлены в стороны, указывая пути разветвления коридоров. Уходим в левый рукав.
Через каждые полсотни метров устраиваем короткий привал, тяжело нести вещи, сгибаясь к земле. За всё это время я сильно утомился, так что отдых лишним никогда не был.
Интересное место сфотографировал – музей табличек, мельком взглянул на него и пошёл дальше.
Кое-где потолки разрешают подняться в полный рост и от этого становится несказанно легко, здесь мы обычно делаем перерывы.
Пропускаем штаны, уходя по правому коридору, и оказываемся на одной из стоянок, оборудованной для жилья. Грот Анталия, куда привёл нас Роман, производит на меня приятное впечатление.



Хотел напугать парой светящихся глаз в темноте, да только я уже перестал чего-либо бояться. Усталость  не оставила места для страхов.
Нам здесь недолго задерживаться, Татьяна с Иваном уговаривают Романа перейти на другую стоянку, а я, не видевший ещё толком ничего, вынужден согласиться в пользу новых приключений.
Перебираясь на  базу с названием “Клиника”, слышим в расщелине голоса. Роман проникает в узкий извилистый проем, и мы вслед за ним. Там приют “Эльдорадо” -  около пятнадцати человек, всех не сосчитал, тур-клуб “Против ветра” занимает просторное помещение. Большое пространство с высокой колонной по центу, где  пламя свечей рассекает тьму, и парни с девчонками сидят возле стен. После продолжительной беседы наш руководитель получает разрешение пройти через комнату и уводит нас прочь. Во мраке опираюсь на чьи-то колени, извиняюсь и попадаю в тоннель.


Ещё одну группу встречаем в пути, команда из десяти человек расположилась в проёме. Молодая девушка специфическим звонким голосом говорит за всех остальных. Оказывается это ребята из той самой “Газели”, что была обнаружена нами снаружи системы. Как сами они объясняют, в пещерах живут уже несколько дней и на данный момент уходить не собираются. Прощаясь с ними, мы устремляемся вперёд к намеченным целям.
Долго бродить не пришлось, занимаем пустующий лагерь. Это “Вип-Клиника”, есть и скромнее формат, но мы выбираем комфортный. Мне нравится, довольно уютное помещение. Каменный столик, импровизированные стулья, место для спален и принятия пищи. Здесь мы сейчас, чтобы оставить свои вещи и направиться в путь.



Роман разворачивает бумажную карту и моему взору предстаёт огромная цепь переплетающихся коридоров, узорами устилающих полотно. Развязки обозначены трёхзначными цифрами – это пикеты. Позже я выясню, где их искать. Есть  места, в которых пикеты не обозначены, туда мы и направляемся, там нам придётся ориентироваться интуитивными методами, развитыми в моих неутомимых попутчиках.
Из разговоров я понимаю, что предстоит добираться на “Белую” станцию, а за ней проследовать к “Трём батарейкам”, дорога туда обещает быть жёсткой, полной опасностей и приключений.



Ну что ж, выползаем из узкого перешейка, поворачиваем направо и в путь.



Пока мой читатель немного отдохнёт, я сделаю выводы из всего произошедшего. Подготовился я на среднюю троечку. Во-первых, огромный рюкзак здесь не уместен, тащить его на спине невозможно, а вися на одной руке, он жутко оттягивает плечё. От этого терпит боль весь позвоночник. Шлем обязательный атрибут, которого у меня не было никогда, постоянно сбиваю каменные навесы, оставляя часть мозга на потолке. Во-вторых, запасной фонарь, на случай поломки первого и комплект батареек. Свет в подземных пещерах никогда лишним не будет. Из одежды лучше всего взять ветровку, которую не жалко порвать и испачкать, брюки и крепкую обувь. Пригодятся часы, как я уже говорил, время теряет свою значимость с попаданьем внутрь системы. Наколенники думаю обрести в ближайшее время, хотя обхожусь и без них, всё-таки жалко суставы и локти. Телефон под землёй не работает, даже брать  не стал, ждать помощи не откуда в случае завала, поэтому в какой-то степени мы самоубийцы.
С фотографиями возникает много проблем, из-за отсутствия света, приходится использовать встроенную вспышку, которая, к слову сказать, работает не очень качественно. Иногда ребята помогают фонариками, но результат всегда получается разный. При свете направленного луча создаётся живая картинка, но с малым пространством. Вспышка освещает всё, только при этом кадр заполняется жёлтым марсианским цветом, и шумы на изображении в последствии сводят с ума.



Испытания начинаются, Роман велит мне оставить фотоаппарат, снять подстилку и пойти вслед за ним. В несколько десятком сантиметров от земли щель, заглядываю в неё и с ужасом обнаруживаю узкий лаз протяжённостью до трёх метров. Мурашки пробегают по всему телу, неужели мне придётся туда лезть. Но инструктор неумолим. Он движется первым и мне ничего не остаётся, как повторить то же самое. Испытывая непередаваемый страх, вытянув руки вперёд, я отталкиваюсь ногами, чуть дыша пробираюсь под каменным сводом. Встречает меня проводник  в тупиковой скважине, грязной рукой пачкает мне лицо, объявляя, что я прошёл первое испытание. В центре зала стоит металлический лом, Роман вытаскивает его из мокрой глины, по ходу рассказывая мне об этой пещере. Из всего я узнаю, что когда-то с противоположной стороны имелся просторный вход, но впоследствии был завален камнями. Теперь только этот мучительный шкуродёр, в просторечии названный “Молочным”. Обратно уже ползу первым, страх отступает. Радостно зову Татьяну с Иваном, но они, кажется, не обращают на меня никакого внимания. Это и понятно, им всё здесь давно уже известно, заняты своим делом и ни на что не реагируют.



Следуя за Романом, изучаю надписи на стенах. В голове теперь столько всего нового, и как это всё уместить? Мы сейчас к “Белой” станции, а потом целый комплекс труднейших преград. Останавливаемся, и длинный лаз на потолке поглощает Татьяну, она пытается выбраться по очередному проходу. Смотрю, как исчезает её тело, будто бы втянутое пастью гигантского зверя, вот и ноги пропали, только слышится где-то её голос. А тут ещё и Иван исчез, он обошёл с другой стороны и отправился неведомо куда. Инструктор занервничал, половина его команды находится в разных местах. Через какое-то время доносится голос Татьяны, она возвращается. У неё не получается просочиться по лабиринту и она снова с нами. Роман помогает ей спуститься. Ивана всё ещё нет. Ждём недостающего участника и движемся дальше.
Скалистая щель большой высоты “Сухая зайка”, кажется мне не сложной, инструктор обещает, что скоро мы встретимся с “Мокрой зайчихой” и там будет весело. Я надеваю капюшон и в предвкушении новых заданий, двигаюсь вслед за ребятами.
Вот она огромная тектоническая трещина с мокрыми стенами. Сверху льётся вода, под ногами скользкие пороги. Но и она преодолена без особых проблем.



В десятиметровый распор лезут Иван с Ромой, я уже подустал. Таня тоже лезть не рискует, велика вероятность падения, как услышал из разговоров – подняться по ней не составит труда, а спуститься сложнее.



Перемазанные глиной, мы продолжаем свой путь к “Белой” станции. Посещаем по ходу “Врата Дьявола”. Там Татьяна пытается спуститься вниз, я, заглянув предварительно, вижу в самом конце какой-то не ясный проход. Всё же девушке приходится возвратиться, чтобы нам не пришлось извлекать её оттуда по частям.


Попадаем в “Музей”. На камнях вылепленные из глины фигурки, поначалу они слишком простые, детское творчество с элементами эротического содержания, но перелезая через сложный проём, обнаруживаю, куда большее скопление подобных предметов. Кстати пошлые артефакты здесь встречаются довольно часто, я избегаю их фотографировать, чтобы не смущать моего читателя.



Вот, пожалуйста, обнажённая русалка, на которую смотрят ребята, большого размера, прислонилась к стене. Много всего здесь разложено на камнях, на чём я не заостряю внимания.
Всё чаще нам попадаются узкие лазы. Я вслед за Татьяной и мы как два ската перемещаемся по сжатым проходам, а потом попадаем в “Калибр”. Данное препятствие проходить не обязательно, но можно попробовать. Это небольшое отверстие, вырезанное в тонкой стене, напоминающее замочную скважину. Чтобы через него пролезть, нужно особенно ухитриться приподнять корпус вверх от земли и пропустить свои рёбра сквозь широкую часть проёма. Занятие не из приятных.



Наконец-то мы попадаем в приют, о котором так много рассказывали. На “Белой” стоянке ничего особенного не вижу, кроме журнала с многочисленными записями. Может потому что внимание переполнилось разными впечатлениями и уже всё сплавляется в один монолит. Люди, побывавшие здесь, оставляют на страницах свои каракули, если есть желание писать всякий бред. Никакой существенной информации запись не представляет. По крайней мере, так мне кажется.
Под диктовку Татьяны и Ромы я вывожу очередную околесицу с приветом для Пумы.



После “Трёх батареек”, которые покоятся на каменном изваянии, отправляемся искать могилу Геры. Как гласит легенда, некий персонаж погиб, в этих отсеках решивши заночевать.  То ли он в спальнике задохнулся, толи его пришибло сорвавшееся глыбой – не известно. От кого он скрывался и почему так глубоко залез, не знает никто. Кроме того непонятно кто впоследствии оставил посмертную надпись на каменной стене.  Мы просто идём по коридору, и внезапно Роман исчезает в неудобной расщелине. Меня уже ничего не удивляет, запас сил почти истёк. Я пробираюсь вслед за вожаком, туда где по полу разложены острые камни. Видимо здесь и погиб этот Гера. Хочется поскорее уйти, пока ещё что-нибудь не обвалилось.


В итоге мы проходим станцию “Алёнка”, ориентируясь по пикетам, возвращаемся к оставленным в лагере вещам и, приняв вечерний ужин, укладываемся спать. Под конец даже у Романа иссякли все силы, я радуюсь тому, что наконец-то мы движемся к “дому”, соскребаю по пути известь неработающей головой и отбиваю колено.
На станции “Местной” много народа, дети в одинаковых куртках, толстый мужчина с рыжей бородой и женщины средних лет. О чём-то беседуют с Ромкой весёлые люди, а мы идём дальше.
Наконец-то поход завершен, изо рта валит пар, забраться бы в спальник и предаться желанному отдыху. Впечатления, полученные за этот день, заставляют уснуть крепким сном. Глаза слипаются, и в темноте исчезает диодный фонарик.



Пробуждаясь,  медленно нахожу себя и возникают вопросы: - что это со мной? Лежу на полу в каменной пещере, толком не понимая, что происходит. Возможно сейчас ночь или утро? Мне мерещится много людей, девушки в основном. Они ходят и сидят на камнях. Но только два человека не спят, рассеивается иллюзорный фантом. Голос Ромы тихо доносится до меня: - Спи, ещё рано! И я вновь отпускаю сознание.



Проснувшись уже окончательно в десятом часу, завтракаем и упаковываем вещи, чтобы осуществить выход наружу. Как сообщил наш руководитель, это должно занять минут сорок. Все собраны, и мы отправляемся вперёд, на свет.
Между нами мерещится Пума, человек, которого я никогда не встречал. О ней так много рассказывают, что в голове возникает нечто особенное.



Хочется увидеть Солнце, небо и людей. Мы пробыли под землёй относительно мало, но за это время я успел пережить много всего интересного. Снова потёртые чайники, “Штаны”, низкие потолки и рюкзак, отнимающий силы. О чём-то забыл рассказать, увидено было больше чем предостаточно, может все, что не встретилось мне останется ждать следующего раза.
Приближаемся к выходу, где растут сталагмиты и разбросаны ржавые таблички. Делаем пометку в журнале и пробираемся в узкий лаз.



Пропуская рюкзак впереди себя, ползу через сложный проход, тот, что был у меня в самом начале, а я уже позабыл про него. Извилистое русло вытягивает меня туда, где потолки постепенно поднимаются вверх. Дверная табличка с надписью “Выход” и вот впереди виден Свет. Внутрь пещеры с той стороны забегает большая рыжая собака, она крутится в проходе и исчезает. Подойдя к самому последнему лазу, слышу множество голосов. Я толкаю рюкзак и включаю фотоаппарат. Наверху кольцом выстроились дети в спортивных костюмах, с надписью “Олень”. Они радуются и смеются. Взрослый мужчина спускает мне лыжную палку с петлёй на конце, и я, держась за неё, выползаю на волю. Наконец-то свобода!


 

?

Log in

No account? Create an account